Статья 3. История Московского радиозавода «Темп».

По телеканалу «Домашний», телеведущий Павел Любимов ведёт передачу "Городское путешествие". Я не буду ему подражать, а просто здесь хочу Вам рассказать то, что вычитал о Московском радиозаводе "Темп".

Книга написана в 1990 году, поэтому будут переплетаться некоторые исторические факты, связанные с большевиками, коммунистами. Прошу воспринимать как есть, это всё же наша история. Я Вам не расскажу, что в 1917 году в составе красногвардейского отряда сражался молодой рабочий завода Петр Добрынин, в одной из стычек с кадетами, он был смертельно ранен разрывной пулей. В последствии в честь его была названа станция метро. Но мы будем говорить об истории завода, его становлении, его продукции.

А начиналось это так.

За несколько лет до начала первой мировой войны в Петербурге было образовано Арматурно-электрическое акционерное общество. Правление общества, располагавшееся в доме №21 по Морской улице, возглавляли два директора: петербургский купец Лев Осипович Кишнер и горный инженер Николай Яковлевич Курбатов. Акционерное общество построило в Петербурге (в Полюстрове) на Александровской улице завод по производству электро-технических изделий. По тому времени это было довольно крупное предприятие, на котором работало 915 рабочих, не считая служащих.

Предприятие приносило Акционерному обществу хорошие прибыли, поэтому оно решило расширить производство и построить ещё один завод, уже в Москве. Для этого общество откомандировало своих представителей в Москву с заданием подобрать подходящий участок для строительства нового завода на земельных угодьях, принадлежавших богатому московскому купцу-предпринимателю, проживавшему в доме № 35 по Большой Татарской улице. Участок, занимавший несколько гектаров земли, простирался до Москвы-реки (теперь Озерковская набережная) и использовался хозяином для выращивания овощей. Этот земельный участок и был приобретён Акционерным обществом.

Строительство нового Московского телефоннного завода правление поручило строительной конторе "Е. Коцкевич и Ко". Было возведено трехэтажное кирпичное здание производственного корпуса, сохранившееся и по ныне, и временный одноэтажный деревянный барак, в котором в 1915 г. работало свыше 20 высококвалифицированных рабочих, изготавливавших различный инструмент. Позже, во второй половине 1916 и начале 1917 г. там же ремонтировали станочное оборудование, поставлявшееся фирмами "Аксель Кристиернсон", "Беренс", "Фрейдберг" и рядом других. Строительство кирпичного корпуса подходило к концу и руководство АО решило уже 24 марта 1916 г. заключить договор с Главным военно-техническим управлением (ГВТУ) на поставки телефонно-телеграфного имущества. Основные положения договора сводились к следующему: АО берёт на себя обязательство изготовить и поставить для ГВТУ 24 тыс. телефонных аппаратов по образцу Гейслера по цене 90 руб. за штуку и 3 тыс. телеграфных аппаратов по 350 руб. на общую сумму 3 млн. 200 тыс. рублей. Для выполнения этих работ общество обязуется выстроить в Москве завод, который должен к 1 ноября выпустить первые 500 телефонных и 40 телеграфных аппаратов. Начиная с февраля 1917 г. он должен будет выпускать ежемесячно по 4 тыс. телефонных и 560 телеграфных аппаратов, что позволит полностью расчитаться с заказчиком до 1 июля 1917 г. Заказчик (ГВТУ) выдал АО аванс 2 млн. 86 тыс. руб., из них 1 млн. в иностранной валюте, на приобретение оборудования и на окончание строительства завода. Начались закупки ящиков красного дерева для телеграфных аппаратов у финской фирмы "Акционерное общество Экспорт", были заказаны корпуса переносных телефонных аппаратов с регулярными поставками по 5 тыс. ежемесячно, приобретались обмоточные провода, контакты из нейзильбера, и многое другое.

Между тем шла империалистическая война, в которой русская армия не блистала успехами. Ей требовалось всё больше солдат. К началу 1917 г. на Московском телефонном заводе, по данным архивов, работало 385 чел. 12 января 1917 г. уполномоченный ГВТУ затребовал у директора завода отчет о положении дел и ходе выполнения обязательств по договору. Ответ директора не удовлетворил заказчика, который решил тщательно обследовать положение дел. Однако ГВТУ так и не удалось выполнить это, поскольку свершилась Февральская буржуазная революция, которая не только счела многовековую Российскую монархию, но и в корне изменила дальнейшую судьбу русского пролетариата, российской промышленности и Московского телефонного завода в частности.

Однако кроме этих неизбежных, объективных факторов на судьбу Московского телефонного завода в значительной мере повлияло и то обстоятельство, что основной заказчик - Главное военно-техническое управление, ожидая значительную выгоду от производства и продажи телефонной и и телеграфной аппаратуры, ещё до февральской революции 1917 года, решило построить в Москве свой собственный телефонно-телеграфный завод, который принадлежал бы Военно-инженерному ведомству (ВИВ). В конце 1915 г. по решению Особого государственного совещания по обороне Российской империи в Москве, у Преображенской заставы, на территории нынешнего завода "Изолит" началось строительство завода, рассчитанного на выпуск 1200 телеграфных и 12 тыс. телефонных аппаратов. В мае 1917 г. ВИВ объявило об открытии завода, на котором работало 450 человек.

Обстановка в стране складывалась весьма напряжённая. Немцы рвались к Петрограду., поэтому Советское правительство приняло решение столицу перенести в Москву. В первой половине 1918 г. правительство со всеми наркоматами и учреждениями, в т.ч. ГВТУ, переехало в Москву. В итоге произошло слияние Московского телефонно-телеграфного завода ВИВ с Петроградским заводом (ПЭЗВИВ). И так появилось новое предприятие - Электротехнический завод Военоо-инженерного ведомства (ЭЗВИВ). А в это время на Московском телефонном заводе по Большой Татарской улице происходили следующие события. После бегства хозяев Акционерного общества из Петрограда завод по существу остался беспризорным. Рабочее правление с трудом получило небольшой заказ от Городской телефонной станции на ремонт старых телефонных аппаратов и коммутаторов. Заказов больше не было и тогда рабочее правление поставило вопрос о национализации Московского телефонного завода.

После национализации на заводе было создано временное правительственное правление. Экономический комитет Моссовета назначил временным коммисаром на завод Е.М. Альперовича. Проработав на заводе не многим больше месяца, временный коммисар представил 8 марта 1918 г. Президиуму Московского экономического комитета доклад, из которого следовало, что при сложившемся положении дел завод целесообразнее всего закрыть, а рабочих и служащих расчитать (уволить). Было создано ликвидационное правление, которое через Моссовет получило ссуду и начало расчитывать рабочих. Таким образом , в апреле 1918 года сложилась такая ситуация, при которой в Москве оказались полностью построенный и оборудованный, но не имеющий денег и заказов и потому закрытый Телефонный завод на Большой Татарской улице, и недостроенный, но функционирующий и выполняющий заказы ГВТУ Телефонно-телеграфный завод на Преображенке, а также находящийся в стадии эвакуации в Москву для слияния с ним бывшый Петроградский ПЭЗВИВ, "наследник" фирмы "К. Лоренц". В итоге 16 апреля 1918 года Президиум ВСНХ постановил слить Московский телефонный завод с эвакуированным из Петрограда ПЭЗВИВ и образовать на их основе ПЕРВЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКИЙ ЗАВОД. Это день рождения радиозавода "Темп". (И только в ноябре 1922 года завод у Преображенской заставы вместе со всеми его капиталами и имуществом будет официально слит с Телефонным заводом).

А теперь о выпускавшейся продукции.

В 1923 году на заводе выпускали: велосипедные вентили, вентили для автомобилей, разновесы торговых латунных гирь в 50, 100, 200, 500 1000 г., двухсекционные переменные конденсаторы с позолоченными пластинами для радиолюбителей, гребёнки и ручки для безопасных бритв, телефонные штепсельные гнёзда, громоотводы для телефонной сети, примусные головки, ручки и лимбы для приборов, кристаллические детекторы, угольные мембраны, угольные колодочки для телефонов, дюбели, установочные плитки и детали для телефонных станций.

После окончания гражданской войны производство телеграфных аппаратов и военно-полевых телефонов было практически прекращено, а их место заняли различные электротехнические изделия. Ввиду этого принято решение о переименовании завода в Московский электротехнический завод "Мосэлектрик".

В 1926 году завод "Мосэлектрик" получил от Народного комиссариата путей сообщений заказ на изготовление железнодорожных семафоров, семафорных повторителей, сигнализационных проводов, реле и прочего оборудования. А также на изготовление динамических громкоговорителей "Рекорд". Надо сказать, что первые громкоговорители этой модели имели весьма солидную конструкцию: на массивном чугунном основании красовалась круглая полированная латунная стойка с латунным никелированным стаканом, в котором помещался механизм с магнитом, регулируемым якорем и диффузором. В этом же году было налажено производство детекторных приемников "П-2", "П-3", радиолин "Р-2".

С начала 1927 года завод первым в стране приступил к выпуску детекторных радиоприемников "П-6" и "П-7", которые пользовались у населения огромной популярностью. К концу этого же года завод сумел освоить производство и начать массовый выпуск более сложных одноламповых приемников "РПЛ-1" и "РПЛ-2" с содовым выпрямителем для питания радиоламп "микро". Завод не располагал инженерными кадрами, знавшими радиодело, поэтому в первое время значительную техническую помощь "Мосэлектрику" оказывали инженеры Ленинградской лаборатории, среди которых следует особо выделить будущего академика Минца.

Первую пятилетку - в четыре года. И вот они, повышенные обязательства: (Прим. автора: А что творили то!!!!).

В начале 1932 года на заводе состоялся "общественный суд над радиоприёмником ЭЧС-2". Основные "обвинения", которые были выдвинуты против него, сводились к следующим: большая металло-емкость, особенно дорогих и дифицитных металлов - меди, бронзы, латуни, нихрома; большой процент ручных работ, что приобретало решающее значение при острой нехватке производственных площадей; неудовлетворительные электрические параметры, большой их разброс; низкая надежность блока питания; высокая себестоимость. В итоге в 1933 году уже серийно выпускался приемник ЭЧС-3.

Комсомольцы завода им. Серго Орджоникидзе первыми поставили вопрос об использовании радио политотделами колхозов и совхозов и выступили с инициативой о производстве необходимой аппаратуры на заводе. Так родилась переносная радиостанция "Малая политотдельская" с дальностью связи в походных условиях - 10 км, а в стационарных, при поднятой антенне на 15 м - 20 км. В дальнейшем была разработана "Большая политотдельская". В ноябре 1933 года бала закончена разработка и начались испытания радиостанции.

Таким образом, к 1935 году были созданы все необходимые условия для крупносерийного выпуска первого в стране современного, массового и недорого радиоприемника "СИ-235". Этот приемник без преувеличения можно назвать назвать одной из главных вех на пути массовой радиофикации нашей страны. Собранный по схеме прямого усиления на очень современных по тем временам экранированных радиолампах, он имел целый ряд совершенно оригинальных технических, схемных и конструктивных особенностей: встроенный электродинамический громкоговоритель мощностью 2 ватта, регулируемую положительную обратную связь по высокой частоте, нониусную шкалу и другие. И за два года было выпущено 172 тыс. штук.

Этот плакат висел в музее завода.

Контакты:

Инфо:

 
 

Сайты о радиостанциях: